продолжение рассказов

  1.  Такую страну про…ли (мои воспоминания).

Мои воспоминания не потребуют от вас напряжения извилин, поэтому прошу
извинить за мой слог и ошибки, написал коротко, но должны понять, а если хотите пропустить это мимо ушей, то ваше дело!

С колокольни своих прожитых лет,  я хочу рассказать, какую  страну  мы потеряли, за всех не ручаюсь, но как вижу я, могу описать свои ощущения. На эту тему много писалось, пишут и будут писать, а чем хуже я? В этой  каше я тоже варился, поэтому не понаслышке буду писать, а как  это почувствовал на себе. Хотя  такую тему писать сложно, потому что те, кто помнит СССР далеко еще не в маразме и каждое слово будут сверять со внутренними ощущениями и памятью. А это у всех разное, равно как и отношение к тому, что было. Я, не на что не претендую, это мое видение.  Наверно думаете, что начну рассказывать  жуткие истории?  Нет, просто мне интересно, по прошествии многого времени, узнать как жили люди. И не смейтесь над убогим. Я могу по долгу  смотреть на природу и представлять как это выглядело  лет 50-100 назад, к примеру вон там не было лесополосы, ее посадили после войны, тут  был пруд…. Короче, если и напишу глупость, то это для поддержания разговора. И так начну:

Рожденный в той стране, я как и большинстве чувствовал себя счастливым,  был большим патриотом и мало думал о тряпках или еде, потешно верил в торжество справедливости, больше думал о своих детях, в плане их творческого развития и тому подобное. Старался, как мог и даже для себя сделал вывод, моя страна лучше всех. То, что к примеру мандарины я мог им купить раз в год, и то в Москве, я понимал, что так живут все! Что нет нигде детских колготок, не говоря о джинсах, я тоже понимал, что не в колготках счастье. Мечтал купить машину, но видно не судьба, лет десять стоял в очереди, выращивал свиней на мясо, но купил “Запорожец”, перед самой перестройкой, наверно в последнюю волну старой жизни, в 1990 году. Стоял на Жигули, но достался “Запорожец”. В той жизни ценился блат, и человеку честному, трудно приходилось. Поэтому счастлив был и “Запору”. Грела мысль, что купил сам, без блата. Хотя без блата тоже не прожить было.

Родился сын, выписывают его из роддома. Это 1984 год. По традиции надо подарить медсестре, которая выносит ребенка – коробку конфет. В магазинах хоть шаром покати, одни карамельки яблочные и подушечки к чаю. Пошел на поклон к сеструхе, она занимала уже важный пост в районе, работала в прокуратуре и рождение племянника встретила с радостью. По телефону она звонит Председателю РАЙПО района и просит продать мне коробку конфет, по этому случаю. На том конце телефона сказали, что бы, я подошел к ней, она напишет записку на склад и там мне продадут коробку конфет. И так везде, купить дельную вещь без записок было низя!
По записке я оформлял и дочь в детский сад, эта тема для меня трудная, поэтому я опущу ее…,по записке покупал и кирпич, для ремонта дома.

Короче, на тебя еще посмотрят, уважить твою просьбу или нет, и какую ты пользу можешь принести им.
Я и сейчас помню эти лица   до мозга кости — самоуверенные, надменные  и барственные, хотя и нынешние не лучше тех… Привилегии и наглость только увеличились, правда, последние стали приветливей, откажут, но уже ссылаясь на приказ или закон. А приказы и законы написаны под себя. Ладно, чего теперь стонать.
Даже помню книжные подписки или подписка “Роман газета”, была строго лимитирована. Без разрешения уполномоченного на это дело, можно было не мечтать. Один раз я попал случайно по этому делу вместе со своим одноклассником, который начал работать в райкоме партии или  комсомоле. Ему оформили подписку без проблем. Я стоящий за ним, обратился с той же просьбой.

На меня смотрели с выражением, “что за хрен такой? И кто ты есть?” В просьбе было отказано! Седовласая голова в очках опустилась, уткнулась в бумаги и всем видом говорила, «ступай мужик откуда пришел». Как говорится,  пиво отпускается только членам профсоюза. Этот афоризм отвечает на все вопросы того времени.  Вот так постепенно я стал прозревать. Внезапно меня осенило, что в этой жизни ценится совсем другое. Звали несколько раз вступить в партию, я отказывался. Совесть не позволяла. Не мог воровать, врать или извлекать выгоду против своей совести.

Был ёмкий глагол «ДОСТАТЬ». Я памятник бы поставил этому глаголу, как символу эпохи. А на постаменте написать: «Я от Иван Иваныча». Надпись отлить в граните! Даю гарантию, цветы не переводились бы от народа.  А так, как это было тошно для большинства, наверно поэтому и рухнула страна. Хотя были  и другие факторы, но главное — этот глагол! Слова «кто последний» и «я за вами» надоели, все хотели жить по другому.

Я наверно не ошибусь, если назову несколько вещей действительно хороших в старой жизни или в той системе. Это хорошие пельмени, хорошая колбаса, правда свободно купить это было проблематично и наконец – не было безработицы. Работа была, заставляли работать! Тут слово «заставляли» тоже не к месту, по причине того, что эту работу могли сделать в два раза меньшими силами, чем делали.  Но не буду углубляться! Все! Больше я не помню положительных качеств. Ну, может в чем — то еще, к примеру, мне всегда нравилась школьная женская форма. Но, она оказывается пришла из царских времен, у гимназисток была такая! Еще мне нравились люди, было больше доброты, пускай они были бедные, но всегда поделятся. Эти люди пережили войну, они были другой закалки и совести. Хотя эта война внесла свой отпечаток.

На фронте, фронтовые 100 граммов, многих сделала алкоголиками. В райцентре работала торговая палатка, где можно было купить стакан водки. Продавали в разлив! В то время в ходу были граненые стаканы, их еще называли “маленковские”, так там ровно до стеклянного ободка вмещалось 167грамм, на троих это выходило пол литра. Цена бутылки была 2 руб 87 коп, как правило, подавали рубль и продавец  (т.Настя) наливала водки в стакан, а на сдачу давала кусок хлеба и 2-3  мелкой камсы, иногда карамельку. Поэтому часто мужики валялись в кустах пьяные, редкий день, когда идешь домой и не встретишь пьяного. Много пьяных было на работе, к ним привыкли и мало на это обращали внимание. Помню, один механизатор, на гусеничном тракторе, с поля где находится “электросеть” пересек большую лощину и уперся в кирпичную стену “молокозавода”. Трактор под большим уклоном буксовал, а внутри спал и причмокивал губами тракторист. След его трактора хорошо просматривался, все удивлялись, как он не перевернулся в этой лощине. Хотя этот танкист через 2-3 года перевернулся опять на мосту на комбайне. Видно промахнулся и комбайн слетел с моста, лег на бок в речку. Жители д.Колычево с бугра смотрели потом, как его поднимают и жалели комбайн – почти новый… Таких случаев я могу рассказать много, просто в то время привыкли к этому.

Раньше модно было воспитывать пьяниц, лодырей. Часто жена жаловалась в Райком, мол муж загулял. И горе было ему, если он оказывался партийным.
Часто проходили разные собрания, приезжали разные лекторы-кураторы, моральный Кодекс коммунизма или все почетные звания Генерального секретаря цитировали с придыханием, как поп – Евангелие. Народ слушал это, кивал и жил своей жизнью. Мы жили в другую эпоху. Это была советская эпоха, без нательных крестов, без компьютеров, даже без телевизоров, но даже в те времена были свои стороны чудесного бытия.

Дорог с твердым покрытием не было. В сухое лето, пыли было так много, что она засыпалась через тапки, часто бегали босиком, разбитых стекляшек было мало.
Как правило стеклянные бутылки собирали и сдавали, в магазинах их принимали.
Мы   не просили у родителей денег на кино или конфеты, их  не было, а найдя  бутылку или две – бегали их сдавать. Сдав одну бутылку, нам давали 100 грамм конфет-подушечек, они были разные: фруктовые, кофейные… Я таких давно сейчас не видел.

А если лето было дождливое, то на месте дорог появлялись траншеи. Водопровод можно было провести. Бросай в траншеи трубы и закапывай….
Кстати, водопровод в деревню провели в середине 60-х годов. А так ходили в колодец, который находился в самом низу “опушки”, на границе деревень Колычево и Шишковка. Там брали воду три деревни, жители д.Дмитриевка тоже туда ходили. Колодец был большой и чистый. Бетонное кольцо стояло на краю берега ручья, вода чистая и вкусная. Там плавали маленькие мелкие рыбки. Было несколько крупных камней, на которых бабы вальком били белье. Потом покачивая бедрами несли это белье в ведрах на коромысле домой.
Почти у всех  жителей были животные дома. У нас в деревне редкий дом не имел корову, если и не было, то коза была обязательно. Я не говорю про овец и свиней, они были у всех.

Я заметил, что животные с годами все больше начинают походить на своих хозяев. Смотришь на чью либо корову и явно видишь хозяйку. Даже все повадки…

Объяснить это я не могу, но живущие долго вместе люди давно заметили и постоянно ловят себя на мысли на общей схожести со своими животными…

Избы в деревнях были маленькие, часто вокруг дома обкладывали по фундаменту навозом, что бы было теплее. Большую часть дома занимала печка, там и хлеб пекли, короче этот атрибут был обязательный! Это сейчас хоромы, с газом, а в то время были одни мечты. Кирпич купить или пиломатериалы свободно было нельзя!
Помню, в доме зимой находилась и скотина (сам это застал). Если  отелится корова или окотится овца, то как правило теленок или ягнята находились дома. Возле печки в каждом доме, находились так называемые хоры. Где зимовала и пережидали сильные морозы эта домашняя скотина. Как правило, молодые спали на печке, а старики на хорах. Или наоборот.
Часто из-за тесноты возникали домашние ссоры, да такие, что рассказывать стыдно. Один милицейский работник рассказывал, что одна бабка подала заявление на своего зятя, мол бьет теленка и жену…Начали разбираться, привезли зятя в милицию и начали его стыдить. Мол в колхозе числишься в передовиках, а дома ведешь не подобающе плохо. Мужик опустив голову и тихим голосом начал говорить, что нет житья дома. Супружеские обязанности и то негде  справить. Бабка спит над нами на печке, мы с женой на хорах, дети спят с противоположной стороны печки на полатях. Ночью прижмешься к жене и что бы было не слыхать, ведром по теленку «трахнешь», пока тот бегает из угла в угол в своем загончике, мы с женой начинаем «играть». Так эта бабка, не дает нам житья, у самой бессонница, так нам не дает жить…Я люблю и жену и теленка, но что мне делать? И со слезами на глазах смотрит на милиционеров, мол поймите меня…
А как не понять? В прямом смысле, если кто-то дома, не сдержав чувств, беззвучно, но духовито портил атмосферу в избе, будь это животное или член семьи, то можно было вешать топор… А детей раньше было много в каждой семье… Как то жили…

И все таки некоторые моменты стали забываться мне, даже люди стали стираться в памяти. Иногда силишься вспомнить кого-нибудь, но хоть убей сейчас из рогатки – не могу вспомнить ни имени, ни лица. Я это тоже раньше не понимал. Однажды нашел фотокарточку матери односельчанина и показываю ему:
— Кто это? Он посмотрел, передал мне ее опять и сказал:

—  Х… знает!
Когда я ему сказал, что это его мать, он опять взял фотокарточку и долго смотрел. Наконец произнес
— И правда она!

Я его понимаю, он старше меня на много, но я уже близко к нему по склерозу или как там это называется? И не смейтесь  неизвестно какими будите вы.
Одно время я комплексовал и были большие сомнения. Раньше часто по радио я слышал, что какая то доярка, делала заявку,  «а теперь, по вашим многочисленным заявкам, прозвучит сюита композитора Моцарта для трех скрипок и клавесина…». Блин, я комплексовал, неужто она круче меня в культуре? Сомнения развеялись, когда я работал несколько месяцев бригадиром у этих самых доярок на МТФ.
Ну ладно, я кажется отвлекся…Хотя я предупреждал, могу написать глупость!

Потихоньку верхах начали делали попытку к улучшению где то в середине 70 –х годах.
Начали делать в деревне Романовка (к тому времени она уже пропала) водохранилище. Планы были хорошие, сделать поля орошаемыми! Огородили большое поле, начиная от деревни Колычево до самой речки Каменка, проложили трубы, труб ушло много, наверно километра 2,5! Построили плотину, в конце водохранилища поставили компрессор, но ума довести до конца так и не сумели. Даже  испытать не смогли, ни разу не пустили! То ли извилин в голове не хватило, то ли другая причина, теперь никто не знает и не ответит. Через 2-3 года разворовали трубы, бетонные столбы, и сам компрессор разобрали и растащили на запчасти. Но надо отдать должное, получилась очень хорошая зона отдыха. Население всего райцентра  и округи купались летом и были счастливы. Увы, счастье было не долгим, наступила перестройка! В это время никто уже не вспоминал про пруд, было не до этого. Настала пора приватизации машин, тракторов, всего! Рушились хозяйства, предприятия. Все это происходило через одно место, откуда выходит дерьмо. А пруд однажды сорвало весной и все махнули на него рукой, мол страна рушится, а вы про пруд… Можно долго писать про бардак, но денег закопали не мерено. Начинали строить картофелехранилище или другой объект и на полпути все бросали. Не знаю, может эта перестройка и усугубила положение, перед нами никто не отчитывается. Хорошо гнуть пальцы и кидать понты, когда все хорошо. Но хорошего и раньше не было и сейчас. Вынуждены выживать собственными силами. Я понимаю, все мои измышления и воспоминания стоят – все равно, что укус мухи в одно место корове. Можно и не писать, но тогда  существование  теряет смысл жизни.

К концу 80-х — протянули дорогу, это надо отдать должное местному колхозу. Правда года через 2 от дороги осталось одно название. Как говорится, бог – дал, бог –взял! Этот же колхоз эту дорогу и разбил. Сколько на тракторах не елозий или стеклянная вещь дураку не надолго! О причине писать глупо, все равно, что задумываться об этом в момент, когда туалетная бумага заканчивается на самом интересном месте.

Молодняк, выросший в уже более-менее сытые нулевые и охмурённые пропагандой, принимает все за чистую монету. Появилось движение “Наши”, это  прототип нашего комсомола и только мое поколение, кто помнит продуктовый дефицит советских времен и нищету прилавков в девяностые, невольно поежится и махнет рукой, мол эти игры мы проходили…. Хотя нам не привыкать, раньше все время боролись за урожай и теряли в боях миллионы своих бессловесных граждан, так сейчас, зомбированные и глупые патриоты гибнут в Донбассе, Сирии… Надеюсь, когда будите читать это, война уже кончится. И люди начнут забывать травлю, которая льется из телевизора. Все таки раньше времена были добрее, хотя как знать, хорошо еще, что коровы не летают…

Многие наивно полагают, что времена изменились, и власть сегодня делит с народом все тяготы и лишения? А вот хрен угадали!
Жулики во власти настолько прочно срослись с ворами, что даже лезвие бритвы просунуть между ними невозможно. Сколько живу, столько и не перестаю удивляться человеческой алчности, ненасытности и подлости. Когда дело касается денег, люди способны на все! Раньше, как то было не заметно это. Наверно жили  беднее и привыкать к хорошему идя против своей совести, было не прилично. Сейчас это изменилось.

Это другая тема, поэтому раскланиваюсь и кончаю бессмысленную писанину, как говорится, зачем пыль поднимать?
Как сказал мне один товарищ:
— Не все так просто, как кажется на первый взгляд…
Оно и правда, зачем делать умное или удивленное лицо? Ведь никто не обращает внимание на мимику и выражение лица окунающегося в ледяную воду в крещение. Хотя интересно,  у Иисуса, такое же было лицо, когда его крестили?
Прочел эту концовку и до меня дошло, мне могут возразить! Мол Иисуса крестили в теплой воде… Тогда попробуйте возразить другой концовке,- раньше было лучше, ибо сам был молодой и девки были красивее  пока молодые.

А вокруг — ложь, ложь!  Заливаются о благе людей, одна и та же аудитория, один и тот же сценарий, и те же сказки… Хотя большая часть верит!  Уровень брехни стал совсем зашкаливающим. Страна вступила в эпоху лжи, обмана, манипуляций общественным мнением, полного пренебрежения к народу. Кажется,  что людей держат в темной кладовке, откуда те ничего не видят. Но, ведь верят! Людей в целом всегда трудно понять. Ясно вижу, что ложь — достижение цели, ложь — карьера, благополучие. Про совесть никто не вспоминает. А жизнь продолжается! 
Мое поколение состарилось, а молодым еще  можно долго вдалбливать как и нашему поколению… Вот не знаю, потеряют они новую страну или нет. Только новому поколению, памятник захочется ставить не  глаголу «ДОСТАТЬ», а чему то другому. Например, гордому и величавому вранью…  Хотя думаю, все это и памятники, и писанина эта, и что то другое — ничего не поможет! Это как  глухонемой грабитель в банке устал кривляться и ушёл, безнадежно махнув рукой, его даже не заметили!
В одном только уверен, жива память и щемит сердце до слез о том далеком, ушедшем времени, которое кажется нам, по сравнению с нынешним, было  добрее, и наверно светлее. Или — это только кажется, не знаю!

(2016 — 2017 годы)

 

Обсуждение закрыто.